Русский - тот, кто любит россию!

Валерий Ганичев

Напомню сразу, что в 1999 году в итоге социологического опроса солидной организации, Глазунов по результатам ответа на вопрос: кого считать самым выдающимся художником хх века с большим отрывом обошел оказавшегося на втором месте Пабло Пикассо. Примечательно, что врученная в 1980 году Илье Глазунову высшая награда ЮНЕСКО за выдающийся вклад в мировую культуру и цивилизацию носит название «Золотая медаль Пикассо». Видится в этом и некий знак торжества классического искусства, которому всю жизнь верно служит Илья Глазунов.

Но в этот юбилейный для него год я хотел бы поразмышлять не столько о секретах и достижениях Глазунова-художника, об этом написано очень много и восторженного, и ругательного «по-черному», и просто спорного. Понимаю, что и мне без этого не обойтись. Однако подчеркну, что мы люди одного с Глазуновым поколения видели и видим в нем не просто гениального живописца и графика, творца изумительных по глубине проникновения в психологию героев иллюстраций к русской литературной классике, но неистового в неисчерпаемой своей энергии, мужественного и стойкого воителя за русскую культуру, русскую историю.

Напомню, что творческий путь его начинался тогда, когда и сами эти понятия русская культура и история были под негласным запретом в обстановке борьбы с «шовинизмом» под видом торжествующего «интернационализма». Отгремела Великая Отечественная война, когда потребовалось опереться на глубинные силы народа, на исконную любовь к родной земле, к Отечеству с его славной многовековой историей. К власти пришел энергичный экспериментатор-«волюнтарист» (как определили позже) Н.С. Хрущев - и снова Россия не в чести, начались гонения на веру наших пращуров, закрывались и рушились православные храмы. Расцветал прикрытый пока еще фиговыми листочками коммунистической идеологии сепаратизм, русских вытесняли в союзных республиках из властных структур. А значит - и из всех прочих важнейших областей жизни - от экономики до культуры. В искусстве безраздельно царило мелкотемье, заказ на тему дня, реализм, но выверенный по передовице центральной газеты, настраивавший на веру в “светлое (но не очень прописанное и ясное) будущее», которое наступит если не в следующей пятилетке, так за пару десятилетий.

И вдруг - персональная выставка студента, «недоучки», еще и диплома не защитившего. И где? В центре столицы, в Доме работников искусств. Она попадает сразу в эпицентр борьбы самых разных сил против мертвящей официозной обстановки, когда нужны были только радостные лица персонажей, а если и конфликты, так хорошего с отличным, если проблемы, то «Опять двойка» или нечто в этом роде.

Сразу скажем, что поддержал Илью Глазунова на первых порах комсомол. Именно в ЦК и его Комитете молодежных организаций (КМО) отобрали для международной выставки в Праге картину Глазунова с образом Юлиуса Фучика. “Репортаж с петлей на шее» чешского патриота еще будоражил общественное мнение по свежим впечатлениям о преступлениях недавно поверженного гитлеризма. И эта картина ленинградского студента института им. И.Е. Репина Академии художеств СССР получила «Гран-при». Поэтому естественным было предложение КМО организовать персональную выставку Ильи Глазунова в столице, благо к тому времени необыкновенно трудолюбивым студентом были написаны десятки живописных работ, не считая сотен эскизов к задуманным картинам.

Но кто мог ожидать такого скандального шума во-круг этой выставки 1957 года? Что небольшое помещение выставочного зала ЦДРИ будут чуть ли не штурмом брать желающие увидеть своими глазами на полотнах художника жизнь, а не сусально-розовое отражение. Что появятся, мягко говоря, не вполне политкорректные отклики даже в нашей печати. А в зарубежной художника представляли лишь как «борца с соцреализмом», не менее.

В своей исповедальной книге «Россия распятая» Илья Глазунов сам рассказал, чем обернулся для него московский триумф. Еще до завершения выставки его успели снять со стипендии и даже исключить из института, снова восстановить. Но дипломную работу, над которой он работал несколько лет - “Дороги войны», где отражал впечатления от увиденного собственными глазами при стремительном приближении немцев к Ленинграду, «зарубили», не допустив до защиты. Пришлось срочно создавать картину … «Рождение теленка», хорошо хоть был приличный эскиз. Удостоили его только «троечки», диплом выдали, но с условием ехать учителем черчения в Иваново, подальше от столиц. Отвернулись от Ильи его наставники, а ранее заметно выделявший его среди учеников своей мастерской Б.В. Иогансон, вице-президент АХ СССР, даже публично открестился от «бунтовщика» статьей в центральной печати.

Закрыта на долгие годы дорога в Союз художников. А значит, никаких заказов, участий в официальных выставках, не говоря уже о помещении для мастерской. Другой бы сломался, пошел на уступки, «раскаявшихся» любят. Однако в труднейших условиях и проявился бойцовский несгибаемый характер Ильи Глазунова. Сколько же довелось ему испытать, без своего угла, пробиваясь случайными заказами, соглашаясь даже на место истопника ради прописки!..

Комсомол, а точнее русские патриоты из его элиты, помогли, как могли. Илье дали возможность работать на VI Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве - и у него сразу же появились восторженные поклонники за рубежом. Всего лишь через два года один из них, итальянец Паоло Риччи, напишет книгу о нем. Другой публиковал его работы в молодежной печати Польши и помог с первой выставкой в Варшаве, Кракове и даже в Катовице (по просьбе восхищенного творчеством Глазунова руководителя Польши Эдварда Герека). Комсомольский журнал «Молодая гвардия» открывал Глазунова и как художника, заказав серию портретов лучших работниц Трехгорки, и как писателя - со статьями, а затем первыми главами повести «Дорога к тебе» (ставшими основой книги «Россия распятая»).

Немало тревог в ЦК партии вызвал созданный Ильей Глазуновым молодежный патриотический клуб “Родина», ставивший целью будить интерес к истории и культуре России, поднимать национальное самосознание.

Я, будучи тогда заведующим отделом пропаганды ЦК ВЛКСМ, помогал, чем мог, работе клуба, отрядил специально для этого инструктора отдела Виктора Скорупу. В частности, именно в фойе комсомольской гостиницы «Юность» прошла с большим шумом организованная клубом «Родина» выставка «Поэзия земли русской». Здесь многие впервые увидели старинные гербы русских городов, звучали русские народные песни и романсы, демонстрировалась красота русского старинного костюма. В клубе действовала секция истории русской армии и военного флота. Славную эту традицию продолжили мы ныне, создав при Союзе писателей России Центр имени Ф.Ф. Ушакова, недавно канонизированного Русской православной церковью как святого покровителя русского флота.

Мне многое запомнилось из совместных поездок с Ильей Сергеевичем по старинным русским городам. Комсомол разворачивал тогда поход молодежи по местам боевой и трудовой славы советского народа. И представьте себе, даже в то время мы смогли организовать поездку творческой молодежи в Соловецкий монастырь!

Бескомпромиссность Глазунова ярко проявилась тогда на совещании в «святая святых» - идеологическом отделе ЦК КПСС, когда он, практически в одиночку, поднял вопрос о сбережении памятников старины, о восстановлении взорванного в 30-х годах храма Христа Спасителя в Москве. Ясно, что такая активность пришлась явно не ко двору, тем более что «придворные» деятели искусств Илью Сергеевича буквально травили, не прощая ему успехов во мнении мира искусства многих стран. Тогда прошла уже и первая выставка его работ в Италии, ему заказывали свои портреты виднейшие зарубежные политики и деятели культуры. Клуб «Родина» вскоре искусно «развалили» изнутри, сконцентрировав на «малых делах», в частности, предложили переносить кирпичи в Крутицком подворье. Союз художников СССР Глазунова не просто игнорировал, а преследовал. Помню, как мне пришлось добиваться в высоких инстанциях разрешения открыть персональную выставку Глазунова всего лишь в служебном помещении Манежа. Его картину «Дороги войны» тогда так и не разрешили к показу. Да и выставку закрыли через пять дней по настоянию партбюро Московского отделения Союза художников…

Много шума наделала борьба Глазунова за сохранение старой Москвы, которая была обречена на уничтожение по проектам ретивых архитектурных начальников. Узнав о «перспективном плане развития градостроительства столицы», Илья Сергеевич с группой единомышленников в кратчайшие сроки создал уникальный фотоальбом памятников старины и добился, чтобы планы архитекторов были выставлены на всеобщее обозрение. Бурное возмущение общественности тогда сорвало планы грандиозной перестройки центра Москвы. Впрочем, вскоре грянула другая «перестройка» И строительство теперь уже капитализма в отдельно взятой «отсталой» стране…

Не могу не сказать об огромном влиянии Ильи Сергеевича на творческую молодежь, особенно писателей. Он снабжал нас редкими книгами, которые не всегда можно было найти даже в спецхране, бередил в разговорах самые сокровенные струны русской души. Об этом не раз вспоминали и Валентин Распутин, и Леонид Бородин, и многие другие. Может, самый яркий пример - «перековка» сознания признанного в Союзе писателей мэтра Владимира Солоухина. Не появились бы его знаменитые «Черные доски» и «Письма из Русского музея», если бы не знакомство с Ильей и Ниной Глазуновыми. Он сам обстоятельно раскрыл секреты глазуновского обаяния в своей книге «Последняя ступень». Как тонко Илья (в образе, вполне узнаваемом, впрочем, не художника, а некоего фотографа) подводил маститого советского писателя из русской глубинки к пониманию всего, что случилось с нами во времена богоборчества, к постижению своеобразия не только нашей культуры, но и государственного устройства. Солоухин постигал глубины трагедии народа во времена «раскулачивания», коверкания самой души народа - отрицания его веры православной. К сожалению, свою книгу «Последняя ступень», которую можно бы считать своеобразным учебником обретения русским человеком подлинной «русскости», завершил Солоухин неким зигзагом. Говорят, его вдруг напугали слухи о том, что все, кто встречается и сотрудничают с Глазуновым, находятся «под колпаком» КГБ. И он фактически оскорбил Илью подозрениями, которые подхватили многочисленные противники Глазунова. А Илья, боец по натуре, и в этом случае дал сражение, да какое! Когда подобного рода слухи распространяли за рубежом наши диссиденты и эмигранты «третьей волны», он … подал на них в суд в Германии. И блестяще выиграл на том самом «демократическом поле»!

А сколько сил ушло у Глазунова на возрождение, по сути, создание заново Российской академии живописи, ваяния и зодчества. Для начала надо было заполучить и разрешение на создание такого русского гнезда классического реализма, и здание, в котором некогда размещалось Московское училище живописи, ваяния и зодчества, а после революции - ВХУТЕМАС. Это теперь всех входящих в это здание поражает великолепие красоты интерьеров, замечательных картин и скульптур. А тогда была «коммуналка» мелконьких советских контор, настоящая «Воронья слободка», мерзость запустения. Теперь здесь отечественная школа искусства, в основе которой лежит уважение к национальным традициям, высокий реализм и мироощущение нашей великой европейской цивилизации. Отбираются в нее лучшие таланты, в том числе из самой что ни на есть «глубинки», и учат их не только на шедеврах русской классики, но и в музеях Италии, Испании…

Знаменитые историко-философские грандиозные полотна Глазунова «Мистерия ХХ века», «Вечная Россия», «Великий эксперимент», собиравшие прежде километровые очереди жаждущих увидеть их на выставках в Манежах Москвы и Санкт-Петербурга, другие шедевры не просто искусства, но полемически заостренного, взывающего к совести, национальному самосознанию, теперь можно видеть в Московской государственной картинной галерее народного художника СССР Ильи Глазунова, как и его великолепный цикл «Поле Куликово», другие полотна на темы русской истории, замечательные иллюстрации к русской классике, особенно к любимому им Ф.М. Достоевскому. Сменился правящий атеистический режим, против которого художник яростно выступал с первых же своих шагов в искусстве. Но столь же яростно сражается он своим творчеством и против дикого олигархического капитализма, идущего на смену. Достаточно вспомнить его полотна «Рынок нашей демократии», «Россия, проснись!» Как и Ф.М. Достоевский, видит художник все ярче проявляющуюся в нашей жизни борьбы Добра и Зла, страстно зовет занять в ней позицию, диктуемую православными традициями народа, стремлением жить по правде и совести.

В этой связи припоминаю наше сотрудничество в делах Всемирного русского народного собора, яркие выступления Ильи Сергеевича на его заседаниях, призывы к борьбе против засилья сил тьмы, особенно на голубых экранах кино и телевидения. Боец до мозга костей, он не утратил юношеского пыла и в свои 80 лет. Свято веруя в историческое предназначение русского народа, он и в новом художественном полотне «Раскулачивание» предостерегает против насилия над самой народной душой, против расточения самых здоровых его сил.

…Когда-то в юности Илья Глазунов хотел стать монахом и просил благословения в Киево-Печерской лавре. Тогда умудренный жизнью старец, увидев в нем талант художника, благословил его служить этим своим талантом в миру. Так и получилось. Ныне в галерее Ильи Глазунова целый зал занимают картины с образом Иисуса Христа, а в другом зале бросается в глаза художественное полотно «Христос воинствующий». Убежденным и мощным воином за великую русскую историю и культуру, ее православные традиции идет по жизни художник-историк и философ Илья Глазунов.

Теги:   манежвыставкажизньпутьхудожникглазунов